Моя поездка в Дагестан. Второй день пути

Утром второго дня на сцене появились новые актеры. Три места напротив нас (боковые нижние) заняла молодая женщина с тремя детьми (Максуд 3,5, Белал 1,5, Исмаил 4 мес, все ее), мамой и парнем лет 18 (Арсен, мозги не делай!) с голосом жестким, как бицепс Терминатора. Она застелила два из трех нижних мест, лишив обладателей верхних полок даже шанса на завтрак, на третье уселось все семейство старше двух лет.

Верхние места достались подросткам-боксерам, едущим на соревнования «Дагестанские огни». Девушка мигом утрамбовала их на верхних полках (Ноги уберите!). Я любовалась, пытаясь просчитать момент, когда столкнутся ее сталь и подростковый максимализм, но парни рассосались по соседним вагонам.

За Астраханью потянулись низкие горизонты. Много-много земли и много-много неба. Деревья то вытягивались свечками, то раскорячивались черными призраками. То тут, то там встречались высохшие донья и желтая, выгоревшая трава.
Первый день мы ехали через грозы, новый день говорил: скоро будет жарко.

В купе же было жарко во всех смыслах. По неведомой причине кондиционер включали только ночью и так сильно, что я восхищалась стойкостью обитателей ближайших к туалету купе. Зато днем кондиционер берегли. До ночи.

Все дети вагона (кроме четырехмесячного младенца) сфокусировались в нашем купе. Дети и машинки. Машинки и дети. А еще пищалки. И пластилин, которого отчаянно не хватало всем. Примерно раз в пять минут кто-то стукался и плакал. Или у него отнимали игрушку и он плакал. Или давали он тоже почему-то плакал.

Я запоминала имена (Эфиз, Халид, Амир (2 шт), Расул, Давид, Равил, Максуд) и, еще не доехав до Дагестана, проникалась говором, акцентом и учила новое.

Это выборочный лезгинский))

Мама дискилЕй — посмотри на маму
Ксус! — спать/спи
КатАда! — побью
За вум катАда! — я тебя побью
КатА мир! — не бей меня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *